25.01.2013

Русский язык глазами современников.

После того, как железный занавес, отделяющий нас от Запада, пал, в страну потоком хлынули не только товары зарубежного производства, но и новые слова. Сейчас, спустя каких-то двадцать лет, засилье англицизмов в родном языке сложно не заметить.

Например, журналист, обозреватель журналов «Профиль» и «BusinessWeek Россия», в одной из статей очень точно и правильно высказал свое мнение. Статью эту можно назвать своеобразным криком души (прочитать полностью – здесь). Далее некоторые цитаты, которые, возможно прояснят масштабность проблемы.

«После беседы с директором милая 20-летняя девушка из кадровой службы вручила мне лист бумаги: «Это ваш жоб-оффер. Поставьте, пожалуйста, здесь свою подпись»". «Не знаете, что это? – поползли вверх бровки девушки. - А как вы вообще собираетесь работать у нас с таким уровнем развития?». Парировать было нечем. На ее стороне - сокровенное знание этого загадочного понятия, а на моей – только 20 лет работы в журналистике и докторская диссертация, да и та пока незаконченная. И я ушел, палимый солнцем и стыдом. Позже выяснилось, что жоб-оффер – это предложение о работе.»

«Как невинно сейчас выглядит то, что лет двадцать назад называли «иностранщиной». Тогда вместо мышления мы вдруг получили «менталитет», оригинальность и качество стали называть «эксклюзивом», а образ – «имиджем». Даже появление «франчайзинга» и его старшего брата «мерчендайзинга» теперь вспоминается с умилением. Хотя тогда казалось, что это как минимум имена чертей из 9-го круга дантовского ада.»

«Недавно у меня в одной из редакций поинтересовались, в чем заключается «хэви-контент» моей статьи. «Не знаю, - обескуражено ответил я. – Вот идея вроде есть, стиль тоже, говорят, присутствует. Вот цифры, вот факты, вот комментарии… А «хэви-контента»… боюсь, что нету совсем… А что, сильно скажется на гонораре?» Оказалось, сильно: без «хэви-контента» никак. И это у них все рерайтеры и копирайтеры знают.»

«Банки вообще большие новаторы в деле усовершенствования нашего убогого языка. Чего стоит словосочетание «визуальный андеррайтинг». Вам страшно? Мне – нет. Потому как это значит, что 20-летнего клерка обучили «на глазок» определять кредитоспособность заемщиков. Мол, если дядя пришел с грязью под ногтями, в порванной тельняшке и с татуировкой «Здесь был Вася» на левой ягодице – это «не наш клиент». И вообще, не девелопер он никакой: наврал, подлец, в анкете.»

«Например, предлагает вам некое учреждение провести обучение сотрудников. Как ныне принято - однодневное: «мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Много за это дадите? Вряд ли. А если назвать это «коач-сейшн»? Ага! «Коач-сейшн» - это вам не баран чихнул, тут уж, понятно дело, придется раскошеливаться. А еще можно покормить обучаемых в перерыве. Накладно? Можно плеснуть кофе с сушками и обозвать это «брейк-кофе» - тогда обычное скупердяйство выглядит стильно и современно. И за апгрейд можно взять гораздо больше, чем за обычную переустановку комплектующих. И «девелопер» выглядит куда почетнее (пардон – эксклюзивнее), чем «застройщик». Потому как застройщики, шельмы, на Руси спокон веку приворовывали. А девелоперы – они инвестируют. Совсем другой колер.»

Не менее любителей русского языка (а обычно это люди, непосредственно с ним связанные - филологи, журналисты, писатели) проблемой обеспокоена и власть. Так, по данным "Интерфакс", депутаты партии ЛДПР приступили к подготовке проекта закона, который будет призван очистить русский язык от иностранных слов. И, надо сказать, делать он это будет достаточно суровым методом - вплоть до увольнения с работы сотрудников, которые используют в своей работе иностранные слова, которые имеют русский аналоги.

"Зачем говорить "дилер", когда есть "посредник", перфоманс вместо представления?", - поясняет позицию партии её лидер Владимир Жириновский. Также он уточнил, что закон не взят "с потолка", и в неофициальной форме депутаты уже не раз обращались к СМИ с просьбой ограничить использование иностранных слов.

Сама по себе мысль, конечно, не нова, но от того не менее злободневна. Но, как это иногда бывает на начальной стадии подготовки проекта, есть и не совсем правильные задумки. Например, В. Жириновский сообщил, что закон будет содержать перечень слов, которые будут запрещены к употреблению ввиду наличия русских аналогов. Например "бутик" - "лавка", "мутон" - "овчина" и т.д. Такой подход не совсем разумный, и список "запрещенных" слов вовсе не решит проблему. Некоторые журналисты в связи с этим даже вспомнили адмирала Шишкова, который несколько столетий назад  предлагал "галоши" называть "мокроступами", "тротуар" - "топталищем". Тогда его инициатива была осмеяна современники знаменитой фразой: "Хорошилище идет по гульбищу из позорища на ристалище", что означало "Франт идет по бульвару из театра в цирк".

Важно, чтобы язык оставался чистым, это бесспорная истина. С другой стороны, как живой и подвижный организм, он склонен к заимствованию и интеграции, которая бывает необходимой и оправданной. Но язык - дело тонкое, и с заимствованиями важно знать меру. А меры, как известно, русский человек иногда не чувствует. Закончить хочется цитатой вышеупомянутого журналиста: "Может, русскому языку пора на свалку истории? Ну, подумаешь, Пушкин, Толстой… Ну, подумаешь, бабушки и дедушки поймут своих внуков только с переводчиком… Зато все получим по жоб-офферу и начнем «арбайтен» по западным стандартам».